Кладавая
Строк
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Кладавая > Записи друзей > Записи пользователей


Записи все / пользователей / сообществ
кратко / подробно
Вчера — вторник, 14 августа 2018 г.
invariable sea 19:32:02
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Профессор Безоблачного Неба 09:51:42
Запись только для меня.
Позавчера — понедельник, 13 августа 2018 г.
Nikolas. 07:17:51
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
НЯМ-НЯМ tolxy.com
Играй прямо в браузере!
Тест: Решительность [сборник] Борис Эйрей Ветки старой рябины... Весёлый Ветер 17:19:59
­Тест: Решительность [сборник]
Борис Эйрей


Ветки старой рябины, покачиваясь, то ложились на воду, то вновь появлялсь над ней, оставляя на зеркальной глади многочисленные круги. Ярко-медные пятна листвы на прозрачном полотне, как растерянные и одновременно пугливые бабочкиm танцевали в объятьях водной стихии, даря свою красоту миру Сердец. Вы с Борисом лежали под лесными деревьями; его макушка мирно покоилась на твоей груди, слушая быстрые стуки, а ты, уместив свободную руку под свою голову, разглядывала сквозь ажурный узор молодой листвы голубую высь. Другая рука медленно поглаживала кошачьи уши возлюбленного, пока пальцы не зацепились за золотистые кольца. Тогда ты благоговейно замерла, вспоминая о том, как в реальном мире влюблённые люди делают для друг друга татуировки со своим особым смыслом, который поймут только они. Должно быть, это очень приятно - смотреть на символ, обозначающий их чувства, притрагиваться к нему и твёрдо знать, что след никогда не исчезнет, а любовь, возможно, никогда не развалится благодаря этой связи. Борис, наверное, оценил, если бы ты сделала что-нибудь со своим телом ради него...

Представления об этом и мысли начали постепенно брать над тобой контроль, посылая импульсы в сознание, гласящие о блеске идеи. Странное ощущение разливалось в груди при фантазии о том, как он целует твоё будущее кольцо на коже, как любовно поглаживает его, смотря на тебя безгранично мечтательным и благодарным взглядом. Золотая щекотка между рёбер, пробуждённая под твоим воображением, терзала и не давала покоя. Теребя крайнее кольцо на его ухе, ты нерешительно спросила:

- Борис, а тебе было больно делать пирсинг?

- Мм? - Эйрей лениво приподнял будто бы потяжелевшую голову, приоткрыв только один глаз, и помотал головой, сдерживая себя от зевка. - Ты об этом? - вслушавшись в твой вопрос, уточнил он, пошевелив ушками. Ты привстала на локтях, чтобы кивнуть, как он сделал это быстрее тебя и, по-кошачьи вытянувшись, он с проснувшейся игривостью махнул малиновым хвостом, пушистый кончик которого прошёлся по твоей шее, вызвав приятные мурашки - особенно хорошенько пощекотал пирсинг в виде рыбного скелета. Ты чуть укоризненно посмотрела на ненаглядного, потирая ладонью чувствительную зону, на что он широко улыбнулся и покорно опустил хвост на землю, больше не дразня твою персону. - Совсем не больно! Всё равно что проникать в замок Сердец и получать от стражей, - беззаботно ответил он, на что получил твой угрюмый взгляд.

- Нашёл с чем сравнить! - недовольно фыркнула ты, довольно агрессивно реагируя на его пренебрежительное отношение к собственной жизни. - Если я узнаю, что ты и дальше туда ходишь, то я...

Осекаешься, не решаясь озвучить угрозу вслух, ибо ругаться в такой умиротворённый момент хотелось меньше всего. Справляешься с гневом, опуская в порыве эмоций поднятую руку, и с усталостью замечаешь, что Борис вовсе не испытал должный страх перед мраком, окружившим твою ауру, а, сидя по-турецки, с широко распахнутыми глазами ожидал, когда ты снова заговоришь.

- Нууу? Что ты сделаешь, (Твоё имя)? - в продолжении фразы он видел потребность, как в воздухе, ведь сидящая перед ним девушка уже давно стала его личным сортом зависимости.

- Ничего! - пробурчала ты, не желая идти у него на поводу, и скрестила руки на груди, обиженно надув губы.

- Но я ведь так хотел, чтобы ты накричала на меня! - раздасованно выдохнул кот, добавив с ноткой одержимости: - Ведь я люблю, когда ты ругаешься на меня. Знаешь, меня это очень даже заводит...

От уха до уха на его лице расплылась многозначительная улыбка, и молодой человек подполз к тебе, намереваясь успокоить свои бушующие гормоны. Отворачиваешь от него голову, хмурясь и сетуя вслух о том, что он мазохист. Но Эйрея совершенно не беспокоит твой неподходящий настрой; он и дальше идёт по лезвию ножа, касаясь кончиком носа основания твоей шеи, трётся о трахею, плавно поднимаясь выше и высовывает язык, собираясь оставить свой влажный след на твоей коже. Прекрасно изучив своего партнёра, вовремя отталкиваешь его, всё ещё упрямясь и проявляя стойкость характера. Борис озадаченно массирует макушку, терпеливо ожидая, когда ты придёшь в себя, а потом всё же решает задать интересующий его вопрос, когда страсть начинает постепенно утихать:

- А почему ты спросила об этом только сейчас?

- Потому что... - на мгновении смущаешься, не зная, как ему признаться и мучаясь над его будущей реакцией на это. - Хочу сама сделать пирсинг.

- Зачем? - удивлённо спрашивает Борис, по-птичьи склоняя голову набок.

- Нуу... Хочу, чтобы у нас были особенные отношения... - с трудом выдыхаешь ты, будто признаваясь ему в каком-то проступке. - Мне хочется, чтобы у нас было что-то, что могло бы символизировать наши чувства. Или... Это что-то вроде подарка для тебя. Просто я не знаю, как ещё объяснить это. Просто захотелось, чтобы и у меня тоже было хоть что-то от тебя, вот и всё.

Эйрей несколько секунд смотрит на тебя с изумлением, переваривая информацию, а затем и вовсе расплывается в счастливой улыбке, будто он выиграл лотерейный билет. К этому моменту твоя робость начала постепенно исчезать - значит, он одобрил затею.

- Раз ты делаешь это для меня, тогда я не против! - радостно объявляет кот, поднимая в знак восторга уши вверх. - Ах, (Твоё имя), я и не знал, что ты настолько любишь меня!

- Да-да, - смущённо отмахнулась ты от его серенад, желая поскорее перевести тему. - Где ты делал себе пирсинг?

- У старика Гоуленда.

- Тогда идём к нему! - решительно заявляешь ты, поднимаясь с шёлковой травы, и направляешься в сторону парка развлечений, игнорируя Бориса, который впал в оцепенение. - Пусть он тоже сделает мне.

- Подожди! - выкрикивает кот, догоняя тебя, и резко хватает твою персону за запястье, разворачивая к себе. Ошеломлённо смотришь ему в глаза, на что он хмуро выдаёт: - Я не позволю этому старику лапать тебя!

- Л-лапать...? - в ступоре произносишь ты, несколько раз похлопав ресницами. Не сразу находишь слова на его странное заявление. - Но он же только просунет мне кольцо и всё. Зачем ему вообще меня лапать? Он ведь знает, что мы с тобой встречаемся.

- Он будет притрагиваться к твоей коже! - продолжает напирать Борис, всё сильнее стискивая твою изрядно затёкшую конечность; стойко терпишь неосознанную пытку кота, сдерживая кривой оскал от боли. - А я не хочу, чтобы кто-то трогал мою собственность! Ты принадлежишь мне! Только я могу прикасаться к тебе! Так что я тебе и сделаю пирсинг!

- Ч-что?! - впадаешь в голый шок настолько, что находишь в себе силы отодрать руку из хватки, и отскакиваешь от разгневанного Бориса. - Ты вообще умеешь это делать?

- Не очень... - приглушённым тоном признался Эйрей, будто пристыженный твоим провокационным вопросом, и неловко почесал кончик уха. - Но я обязательно научусь ради тебя! - взбодрился он, посвятив тебе улыбку, полную энтузиазма, хотя подобный жест напугал тебя только ещё больше. - Не думаю, что это сложнее, чем стрелять.

- Вообще обалдел что ли?! - запаникованно вопишь ты, делая ещё один отскок подальше от Бориса, который начал уже решительно надвигаться на тебя. - Я, знаешь ли, ценю свою жизнь в отличие от тебя! И мне бы не хотелось умереть на руках возлюбленного только потому, что он неправильно просунул в меня кольцо.

Рассеянно таращишься по сторонам, надеясь не встретиться с обиженным парнем, ведь сказала ты, похоже, лишнее, а осознала слишком запоздало. Но вместо этого продолжаешь слышать уже тихую поступь кота, который ласково приподнял тебя за подбородок двумя пальцами, и заставил посмотреть в свои медовые глаза, которым хотелось довериться от всего сердца, вопреки опасениям.

- Я никогда не причиню тебе вред, (Твоё имя), - вкрадчиво говорит он, прикасаясь тёплыми губами к твоему лбу, отчего ты покорно обмякаешь в его руках и тихо млеешь от удовольствия. - Поэтому постараюсь сделать всё в лучшем виде. Тебе не о чём беспокоиться. Я возьму у старика книгу, где описано, как всё это делать.

- Я так понимаю, у меня нет другого выбора, кроме как позволить именно тебе заняться этим делом, так? - обречённо вздыхаешь ты, уже постепенно смиряясь со своей нелёгкой судьбой.

- Какая ты у меня всё-таки умница! - радуется кот, улыбаясь во все тридцать два зуба, и эта чертовски миловидная улыбка окончательно уничтожает недоверчивый лёд в твоём сердце.

- Хорошо... - спустя минуту недолгих раздумий смиренно выдыхает твоя персона, напоследок ставя условия: - Но только чтобы точно сделал всё по книге! Если я умру, это будет на твоей совести, так и знай!

Не успеваешь насупить брови для того, чтобы убедить его в своей серьёзности, как его губы приникают к твоему сжатому рту, заставляя окрылённо трепетать.

- Я не позволю тебе умереть, - с уверенностью обещает Эйрей, вынуждая тебя улыбнуться и наивно довериться ему, уткнувшись лицом в его грудь под порывом чувств. - Подожди меня здесь, я скоро вернусь, - он неохотно отстраняется, позволяя тебе убрать руки с его стана, и убегает в парк аттракционов со скоростью света.

Машешь ему на короткое прощание, ощущая внутри лёгкую тревогу. С учётом того, что твой возлюбленный горячо ревнует твою персону, то ничего другого ожидать от него не стоило, хотя крохотная надежда на его благоразумие всё-таки была. Ты часто забывала о том, что находишься в Стране Сердец, где лишь малые вещи поддавались логике. На жителей расчудесного мира её влияние в основном не распространялось и все они действовали по-своему, игнорируя адекватные уставы твоего привычного. Сминая ногами траву, ты всё больше чувствовала, как нарастает паника, но и отвергать идею тебе не хотелось, как и обижать Бориса, который со всей ответственностью отнёсся к делу; он прибежал довольно быстро, весь запыханный, но с чемоданом инструментов в руках и уже был готов смахнуть усталость и приступить к своей миссии.

- Эмм, ты прочитал инструкцию? - осторожно спросила ты, когда он начал с уверенностью перебирать инструменты.

- Да там и читать нечего! - весело отмахнулся кот. - Тем более я начал сейчас вспоминать, как это делал старик. Так что ты не пропадёшь со мной, (Твоё имя)!

Но, несмотря на его льющуюся через край самоуверенность, ты всё равно настороженно поглядывала на Эйрея и взволнованно перебирала побелевшие пальцы. Опустив голову, ты пропустила, как Борис встал со своего места и подошёл к тебе, приласкав ладонью твою правую щёку.

- Всё будет хорошо, - повторил он несколько раз голосом психолога. - Доверься мне, (Твоё имя).

Ты сглотнула горький и тугой ком, чтобы не позволить слезам вырваться наружу, и только собиралась посмотреть ему в глаза, чтобы что-то промямлить, как он неожиданно навалился на тебя всем телом, пригвоздив твоё к земле. Оказавшись под ним, ты ошарашенно вглядываешься на нависшего Бориса и отчаянно краснеешь, теряясь от его действий.

- Ммм, Б-Борис... - почти что стонешь ты, пытаясь совладать с эмоциями, но он снова кладёт пальцы на твои скулы и поднимается медленно-медленно вверх, закрывая губы указательным пальцем.

- Я сделаю всё быстро, только не шевелись и не отвлекай меня. У тебя слишком приятный голос, чтобы я не мог откликнуться на него, - с кокетливой улыбкой добавляет он, оставляя отпечаток своих уст на твоей переносице, и, убедившись в том, что ты не поднимешься с травы, возвращается к инструментам.

Вздрагиваешь, когда он подносит мокрую ватку к твоему пупку и начинает круговыми движениями смачивать медицинским спиртом кожу вокруг него. Запрокидываешь голову, когда Борис с волнением оставляет отметку маркером, и отчаянно пытаешься справиться с ворохом мыслей внутри о том, что будет дальше. Вся дрожишь, как ветхий осенний лист, поддаваясь необаснованной панике, а Эйрей успокаивающе кладёт тёплую ладонь на тыльную сторону твоей. Ваши взгляды встречаются и, перекрещиваясь, открывают безмолвный путь поддержки. Умиротворённо прикрываешь веки, улыбаясь со всей благодарностью ему, и чувствуешь, как сердцебиение ускоряется не от страха, а от любви, плескающейся ласковой волной в грудной клетке. Пропускаешь, как на его губах проскакивает признательность. Борис ощущает нутром, как твоя плоть послушно расслабляется, и с прежней решимостью продолжает свою операцию.

Крепче жмуришь глаза, когда он зажимает недружелюбно-холодн­ым инструментом кожу пупка и вытягивает её. Борис испуганно замирает, пытаясь теперь совладать со своим беспокойством. Он задержал на тебе свой взгляд, но ты оставалась неподвижной и не противилась последнему шагу, усилием подавляя сумасшедший ужас. Эйрей невольно улыбнулся, гордясь тем, что ты проявляешь силу духа; ему непреодолимо захотелось прикоснуться к твоим губам, чтобы подарить бодрящий поцелуй, пробирающий до костей, чтобы у тебя оставались только положительные впечатления, но он сдержался. Уняв лихо скачущее сердце, он глубоко вдохнул и протолкнул иглу сквозь твою кожу одним плавным движением. Стискивает зубы до зудения в области челюстей, будто зеркально переживая твои страдания, но ты даже не издаёшь жалобный писк, хотя слышишь в барабаных перепонках чёткий звук чего-то лопающегося, точно проткнули надутый пакетик; рот плотно зажат в ровную, непоколебимую линию, а веки всё ещё надёжно сомкнуты, и сквозь них под сильным давлением ты видишь только мерцающие звёзды и тёмно-зелёные, чуть размытые пятна. Эйрей начал осторожно покачивать тонкую иглу, чтобы полностью войти внутрь, отчего ты заскребла пальцами почву и помятую траву и сжала её в кулаке до вздутых вен. Ощущение было такое, будто ты представилась кряжистым дубом, в который сейчас пытались протолкнуть кончик тупого сверла, и вращательные движения внутри только усилили болевой натиск сопротивляющейся вторжению чего-то инородного плоти. Борис шепчет что-то бессолнечным, плоским голосом, пронося через себя твои муки, и закрепляет серебряное кольцо, стирая с кожи мазки первой крови.

- Я закончил, (Твоё имя), теперь всё будет хорошо, - он вновь словно бы растёкся, теряя прежние очертания волнения, и просветлел в своём безмолвном восхищении, мысленно чертя округлость символа, который отныне связывал вас. Тебе хочется спросить, так ли ты хороша для него теперь, но он читает твои мысли раньше времени и отвечает с благоговейной улыбкой, от которой щимит сердце: - Ты прекрасна.

Усилием воли подавляя сумасшедшее ликование, ты предалась покою и прикрыла глаза. Боль в области проколотого пупка пульсировала так, будто на свежую рану положили кусочек льда, но мысли о том, что твои чувства небезответны, порождали сладкие вибрации, притупляющие страдания. Ты чувствовала, как ваши души свивались, прорастали в друг друге, пускали корни и становились неделимы. Тебе слышалось, что над вашими головами звучала песня дубовых крон. Гибкие ветки влюблённо переплетались, подобно вашим ныне соединённым рукам. Ты улыбалась сквозь слёзы, мысленно благодаря ясное небо за то, что могла так самозабвенно и беззаветно любить. Происходящее походило еа воплощённое чудо, хотя, наверное, так и должно быть, когда в сердце поселялась любовь.

- Немного больно... - призналась ты спустя несколько минут, тяжело вздымая грудь и смотря на поалевший участок кожи, от которого резало глаза - похоже, ты переживала боль каждым участком тела и клетки.

- Ничего, я сейчас всё залижу и у тебя пройдёт, - спокойно сказал Борис, уверенно наклонившись к твоей ранке.

- С-стой! - забываешь о том, что он кот, который решает все свои проблемы зализыванием повреждений, и молишь о том, чтобы он не производил в реальность такие смущающие действия.

Но через некоторое время, блажённо закрыв глаза, ты попала во власть раскрепощения, которое охватило с ощущением скольжения его дыхания по твоему животу. Длинные ресницы Эйрея слегка щекотали твою кожу. Его губы горячим бархатом касались раненного участка, отчего твои мысли спутались, а в животе свернулось спиралью возбуждение. Слегка вздрагиваешь вспугнутой гусеницей, когда он проводит шершавым, как у настоящего кота, языком по кольцу, просовывает кончик в отверстие, увлажняя недосягаемую территорию, и покорно обмякаешь, когда привыкаешь к сводящим с ума ощущениям, когда он чертит замысловатые рисунки вокруг пупка. Сердца бились в унисон, закрепляя в тебе значимость того, что происходило. Борис не отрывался от своего занятия, словно ты была на вкус как подогретая апельсиновая карамель с ромом - сладкая, дразнящая, пьянящая, лишающая рассудка. Ты с изумлением отметила, что к глазам снова прилила влага, но в этот раз она благоприятно орошала чересчур разгорячённую плоть. Острота пробравшего ощущения опалила отзывчивые нервные окончания. Тебе хотелось заключить возлюбленного в объятие, теснее привлечь его к себе, вобрать внутрь, поглотить, растворить в себе. Не сдерживаешь постыдного стона, когда он начинает поглаживать пальцами твой пирсинг; казалось, будто по твоей коже порхали несмелые бабочки, изучающе щупающие крохотными лапками твоё тело в поисках удобного места для посадки. Боль мистическим образом проходит, оставляя лишь наслаждение и туман в голове. Борис, довольный произведённым эффектом, приподнимается и захватывает твои губы в плен, сминая их, как сдобный пирог. Он скользит ладонями вдоль твоих рук, пока не находит раскрытые в ожидании ладони, и просовывает пальцы между твоими, чувствительно сжимая пястные кости.

- Хочешь подержать мой пистолет? - неожиданно отрываясь от твоих губ в самый неподходящий момент, когда в груди росла теснота от ширящихся как на дрожжах чувствах, а на сознание наползла розовая пелена, спрашивает он с опьянённой улыбкой.

- Ты же знаешь, что я не люблю стрелять из твоего оружия... - уныло произносишь ты, упуская момент нарастающего вожделения от его глупости. Почти разочарованно стонешь: - Ну почему ты так не вовремя говоришь об этом?

Но на губах Эйрея, напротив, расцветает похотливая улыбка, глаза сужаются, блестя совершенно по-лисьи, а адреналин в крови зашкаливает, ударяя в голову фейерверками неприличных образов.

- А я не про тот пистолет, который у меня в кобуре, - невозмутимо произносит он, порождая внутри тебя беспокойное, приятное жжение и одновременно кошмарное смущение от подобной развязности, после которой хочется стыдливо взвыть и упрятать свой помидорный лик в ладонях, а лучше - зайтись возмущённым криком, который распугает всех воркующих между собой птиц в лесу.

- Борис Эйрей, ты извращенец!


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e447 - своё мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-312.html
пятница, 10 августа 2018 г.
Профессор Безоблачного Неба 15:30:47
Запись только для меня.
Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs] Осаму... Весёлый Ветер 04:57:40
­Тест: Профессия, которая ей не подходит [Bungou Stray Dogs]
Осаму Дазай


Песчаная полоска у прозрачной воды отливала ярким золотом. Спокойный прибой неспешно нёс свои покорные волны к твоим босым ногам, стоявшим на мягком песке, заливая их почти до колена приятной морской пеной. Лёгкий морской ветерок, словно чья-то нежная рука, развевал по воздуху твои волосы и лёгкое атласное платье. Ты вдохнула в лёгкие этот приятный аромат моря, наслаждаясь умиротворяющей атмосферой, каждой секундой своего пребывания около бриза. Казалось бы, что ничто вокруг не может разрушить эту прекрасную обстановку, наполненную душевными раздумьями о красоте мира и природы. Пока около небольшого нагорья ты не обратила внимания на фигуру молодого человека. Ты недолгое время наблюдала за ним; он казался спокойным и отрешённым от мира, ветер развевал подол его длинного плаща, он, следуя твоему примеру, также наблюдал за игривыми волнами. Ты мягко улыбнулась, радуясь тому, что нашёлся ещё один человек, способный оценить по достоинству окружающую среду, и снова устремила свой взгляд на бескрайнее синее море, на солнце, медленно заходящее за морскую синеву. Неожиданный всплекс отвлёк твоё внимание; ты тут же машинально посмотрела на нагорье, где стоял молодой человек, и ужаснулась, заметив, что его силуэт пропал, а вода под ним разошлась рябью.
Тебя охватило волнение, но ты тут же успокоила себя мыслью, что он мог оступиться и сейчас уже вылезет из воды. Но когда круги на водной глади исчезли, а человек так и не подал признаки жизни, ты запаниковала. Оглядевшись по сторонам и не найдя потенциальных спасителей, ты поняла, что остаёшься единственной надеждой для него. Несмотря на всё волнение, твои глаза налились решимостью и, заставив себя твёрдой фразой "Возьми себя в руки!" успокоиться, твоя персона рванула к месту назначения. Воодушевлённая мыслью о его спасении, ты полностью освободилась от прежнего страха и без раздумий прыгнула в море. Морская влага заполнила твои уши плотной ватой и размыла изображение перед глазами, но ты решительно двигалась в самую глубь, из стороны в сторону размахивая плавно руками, пытаясь довериться чувству осязания. Глубина встретила тебя непривычной прохладой и вездесущими водорослями, плавно движущихся по течению. Перебирая руками растения, тебе казалось, что ты находишься в морском лесу: такие же длинные водоросли, напоминающие экзотические лианы на деревьях, влажные разноцветные камни под золотистыми песчинками и свои пугливые жители, которые скрывались за анемонами.
Ты увидела его в тот момент, когда морской взморник, извиваясь, точно щупальца голодного осьминога, протянули навстречу к его невесомому телу свои изумрудные, тоненькие ручки, желая не то поглотить, не то принять в свои шёлковые и холодные объятья. Он выглядел слишком умиротворённым: веки расслабленно сомкнуты, тонкие губы с безупречными очертаниями раздвинуты и выпускали вереницу прозрачных пузырьков вверх, где над вами светило размазанное и бледное солнце, его лицо и расслабленная поза сделали его похожим на мраморную скульптуру далёкой эпохи, которую случайно выбросило в водяную бездну после разрушения богатой яхты. Подплыв к нему, ты обхватила его худоватый стан одной рукой и усилиями двигалась наверх, словно пытаясь схватить свободной ладонью приветливый луч света. Ты ощущала собственную усталость, как громаду воды, сминающую тебя, как хрупкий осенний лист. Одежда, плотно прилипающая к телу, тянула на дно вместе с повисшей на руке ношей, однако ты продолжала плыть, не слушая злой шёпот моря, которое пыталось утащить тебя в ледяную и недружелюбную глубину. Живое пламя, которое ты разогрела внутри себя, помогло совершить последний рывок, чтобы высунуть голову наружу, разрывая толщу воды. Ты судорожно втянула воздух в лёгкие, которые сдавливала попавшая туда жидкость, и, подхватив под локти незнакомца, потащила его к берегу, волоча, как полный мусорный мешок.
Песок под его влажным телом потемнел, обратившись в нечто похожее на грязь, и сделался рыхлым. Молодой человек продолжал лежать мёртвым грузом на твёрдой поверхности, не подавая признаков жизни. По побледневшему лицу стекали поблёскивающие струйки воды, падая куда-то за воротник формы. Вороша на ходу шкатулку памяти, в которой хранились сбережения о первой помощи, ты сложила ладони друг на друге, опустив их на его грудную клетку, и начала надавливать на неё. Под твоими резкими движениями плоть конвульсивно дёргалась, но алебастровая маска не давала трещину на лице незнакомца, что могло бы родить в тебе слабый импульс надежды. Провальные попытки оживить утопленника казались жестокой насмешкой, и от этого становилось ещё больнее и горше. На тебя накатил ужас, но теперь совершенно иного толка: он дарил отчаяние, смелость, безрассудство. Ты почти видела, как вынимаешь из своей груди крохотный клубочек сияния, подносишь его к сухим и мёртвенно-синим губам парня и сказочным образом подпитываешь его живительной энергией. Ты не могла позволить ему умереть - это было не в приоритетах твоей работы. Решительно опустившись к нему, прислоняешься губами к губам, сталкиваясь с холодом и солёным привусом. Его уста... они чертовски мягие и такие сейчас податливые, что тебе хочется утонуть в развернувшейся острой неге, но усилием воли возвращаешь себя на землю. "Очнись, (Твоё имя), перед тобой же почти труп! Ты должна думать о его жизни, а не о том, как он прекрасен!" - мысленно давала ты себе хлёсткие пощёчины, раз за разом с уже отточенной беспристрастностью возвращаясь к его открытому рту, в который ты щедро пускала воздух, точно кислородная маска.
Не помогало. Шелест волн рядом предупреждал о том, что его душа в их власти, чтобы твоя боль, жгущая, будто открытые раны были залиты расплавленным металлом, не утихала. Агония от собственной безысходности поглощала с новой яностью. Она стала скелетом, хребтом, самой твоей сутью, и ты, несмотря на далёкие отголоски веры, не смогла унять слёзы, прозрачные капли которых застыли в уголках глаз и обмочили собой ресницы, которыми ты пыталась смахнуть со склер жгучую влагу. Ты дрожала, чувствуя, как сердце едва ли не разрывается, а перед глазами проносятся картины того, что никогда не сбудется, что его грудь никогда не начнёт вздыматься и ты так и не узнаешь имя инкуба, что покорил тебя с первого взгляда, как наивную, маленькую девочку.
Внезапно незнакомец зашёлся булькающим кашлем; он дёрнулся, как неожиданно воспрянувший некромантом мертвец, и сплюнул изо рта несколько капель воды, и его кашель сделался просто сухим. Описать свою радость, выглянувшую из потемневших уголков души, не представлялось возможным. Ты завороженно смотрела за тем, как медленно молодой человек смаргивает влажность с длинных ресниц, демонстрируя тебе кофейные глаза, в омут которых хотелось нестерпимо окунуться и не выплывать. Постепенно к Дазаю возвращались звуки, просачиваясь сквозь вату тишины. Крупная дрожь прокатилась по позвоночнику, давая знак, что он снова жив. Густая мгла перед глазами начала постепенно рассеиваться, как порошок на ветру, и он, тяжело моргая, наконец-то сумел рассмотреть девичий силуэт, который выделялся особенно ярко на фоне природного пейзажа.
- Вы ангел? - спросил он каким-то странно-облегчённым­ голосом, в котором сквозила кроха надежды, и на губах начала расползаться немного пьяная улыбка.
- Нет, - почему-то смущённо отвечаешь ты, чувствуя необузданное тепло от его невинного предположения. - (Твоё имя), - зачем-то так глупо представилась ты, не вкладывая ни доли шутливости, ни доли скептицизма. Просто захотелось назвать ему своё имя. - Вы не умерли.
На мгновение тебе показалось, что на его лице отпечаталась грусть, но она была быстро смыта другой эмоцией.
- Значит, стало быть, Вы спасли меня своим прекрасным поцелуем? - с щеньячим блеском в глазах поинтересовался он с приторной улыбкой, от которой у тебя защемило сердце, а пальцы на ногах поджались.
- Я-я не целовала Вас... Всего лишь откачала.
- Да? - Осаму демонстративно опустил расстроенно брови. - Как жаль! Иначе бы у нас всё было как у Ромео и Джульетты, только наоборот - на Ваших устах запечатлелся бы эликсир, который спас бы мне жизнь посредством чувственного поцелуя, - заговорил в поэтической манере он, приумножая романтику момента. - В любом случае, хоть я и опять потерпел неудачу, но зато смог попасть в руки к такой красавице, - он кокетливо подмигнул тебе, заставив полыхать огнём твои щёки.
- О какой неудаче Вы говорите?
- А разве это не очевидно? - он немного удивлённо хлопает глазами, смотря на тебя так, будто ты не можешь понять очевидную вещь. - Я хотел умереть.
"Ещё и говорит это с таким видом, словно это будничное занятие каждого среднестатестическо­го человека!" - поразилась ты, не отводя застывшего, ошеломлённого взора с эксцентричного субъекта. Он не наслаждался произведённым эффектом, но проявлял серьёзность в своих словах, что напугало тебя ещё больше - лучше бы у него в крови был чёрный юмор.
- Простите, а как Вы пришли к такому решению? Люди не могут просто так захотеть покончить с жизнью, на это должны быть веские причины. Вас бросила девушка? - предположила ты, мысленно перебирая ещё сотню вариантов в подобном духе и уже виня ту самую негодяйку, которая посмела отказаться от дивного незнакомца.
- Девушка? - Осаму удивлённо и предельно изящно поднял брови. - Увы, у меня нет красавицы, которая бы разделила со мной сладкую участь смерти... Кстати, это хорошая идея! - внезапно оживился он, доселе находясь в некой прогорклой апатии. - Вместо того, чтобы убивать себя в одиночку, я найду себе пару! Не хотите ли совершить со мной двойное самоубийство, мисс (Твоё имя)? - он внезапно подполз к тебе, введя твою персону в ступор и первобытное смущение, и положил твою перехваченную ладонь на свою. - Я не тороплю Вас с решением, потому что это очень ответственный шаг, но знайте: я очень серьёзен в своих намерениях провести с вами свои последние минуты жизни.
И говорил он так, будто делал тебе предложение руки и сердца, а не предлагал быть поцелованными хладным ртом Смерти. Ты опешила и несколько секунд молчала, не находя нужных слов и даже просто реакции. Эмоции, казалось, вымерли, как и способность здраво мыслить в компании такого человека. Не так ты представляла себе благодарность за свой риск, не хотела ты спасти человека только для того, чтобы он потом ещё раз попытался убить себя, наплевав на твои труды. Тряхнув несколько раз головой, ты сняла пелену с глаз и попятилась назад, неохотно отдёрнув руку - в конце концов его ладонь, вопреки влажности, будто истязал внутри жар, передавшийся и твоему телу; теперь ты ощущала себя в тисках целого пожара.
- Если это шутка, то не очень удачная, - ты насупила брови, пытаясь сделать вид, что с тобой такие выходки плохи. - Жизнь надо ценить, - строго замечаешь ты; и уместней было бы просверлить его укоризненным взглядом, но ты всё ещё заглядывалась, вопреки логике, на его мокрые волнистые волосы, соблазнительно липнущие к лицу.
- А если она мне наскучила и я вижу только счастье в смерти? - беззаботно парировал шатен. - Для меня смерть - это красота и освобождение от проблем. Я даже вчера пытался проломить себе череп об сало, которое долго пролежало в морозильнике, но ничего не вышло - получил только ушиб. Смерть обходит меня, как бы я к ней ни тянулся.
- Потому что Ваше время ещё не пришло, - пояснила как можно спокойней твоя персона.
- А когда придёт моё время, Вы знаете? У вас есть специальный гибельный таймер, который скажет, когда наступят мои последние часы? - по-детски забрасывая тебя глупыми вопросами и хлопая в ладоши, лепетал Дазай, заставляя выражение твоего лица меняться с каждой секундой - от сдержанного до недоумённого.
- Нет, я просто это чувствую, - с нажимом объяснила ты, находясь на той тонкой грани, когда хотелось встряхнуть его за плечи и образумить. - Говорят, если человек не может умереть даже в самых экстремальных ситуациях, значит, он ещё нужен на земле, чтобы выполнить какую-то определённую цель...
- Например, найти девушку, которая согласится совершить со мной двойное самоубийство - это ведь благодарная цель, к которой я двигался на протяжении всей свой жизни, но осознал это только сейчас! - бодро перебил тебя молодой человек с видом творца, которому пришла в голову гениальная идея, нуждающаяся в срочной реализации.
- Нет! - упрямилась твоя персона, охваченная неожиданным порывом остановить его от этого безумия. - Это значит, что Вы должны понять ценность жизни. И я помогу Вам в этом! В конце концов моя работа заключается в спасении чужих жизней.
- Вы спасатель? - предположил Осаму.
- Нет...
- Доктор? - ты снова не договорила из-за парня, который вознамерился самостоятельно догадаться о твоей деятельности. - Я бы хотел посмотреть на Вас в медицинском халате, - добавил он с на секунду загоревшимися зрачками.
- Нет, я не...
- О, знаю-знаю! - победно воскликнул шатен, протянув в твою сторону раскрытую ладонь, как знак "стоп", чтобы он мог высказаться первый. Он приложил свободную конечность ко лбу, изображая усиленную задумчивость, а затем выдал с широкой улыбкой: - Вы мороженщик!
- Что...? - изумилась твоя персона, мотнув головой так, будто тебе послышалось это абсурдное предположение. - Как это связано со спасением жизни?
- Вы спасаете людей от жары своим вкусным мороженым! - с уверенным смешком объяснил Дазай твоей недалёкой персоне, радуясь мнимому триумфу и своей смекалке.
- Я полицейский, - не выдержав, сразу называешь свою профессию без лишних вступлений.
- Полицейский? - Осаму незаметно помрачнел, сделавшись не то хмурым, не то отрешённым - его словно накрыла туманная завеса, за которой не было видно истинных эмоций мафиози. - Что ж, это очень хорошая профессия. Сидишь себе спокойно на кресле, жуёшь пончики, набираешь вес... Но к Вам это не относится, Вы - особенный полицейский, раз решили спасти суицидника вроде меня, - он играюче улыбнулся, сметя с тебя ранее витавшее негодование. - Да и по Вашей стройной фигуре не скажешь, что Вы любите пончики. Может, Вы тайно подрабатываете моделью?
Ты не знала, как воспринимать его дальнейшие слова: за комплимент или за какие-то нелепые издёвки. Молодой человек при пробуждении показался сплошной загадкой, говорящей уклончивые вещи, чтобы скрыть свою истинную натуру. Ты чувствовала в нём некий подвох, который тебе хотелось разгадать. Чисто для потешения своего любопытства. И ради угождения странной тяги к этому сумасшедшему, с которым свела тебя река и его попытка умереть. Довольно странное знакомство с тем, кого послала твоей персоне, как тебе показалось, сама судьба. Как сентиментальная девушка, начитанная бульварными романами, ты мечтала о сказочной встрече и прочей романтической шелухе, но жизнь принесла сюрприз получше - окунула тебя в холодную воду с тем, кто сейчас был бы не против утопить и тебя за компанию. И почему сложившаяся ситуация, хоть и смущала тебя, но не отталкивала, как того требовала уместность? Может, ты тоже сумасшедшая, или он заразил тебя во время мимолётного соприкосновения губ? В любом случае, ты не собиралась менять своё решение.
- Давайте я докажу Вам, что жизнь может быть прекрасной? - с энтузиазмом предложила твоя светлость.
- Увы, но я не хочу менять сладкие и удушающие объятья смерти на какую-то обыденность, - отмахнулся с непринуждённой улыбкой Осаму. - Лучше присоединяйтесь ко мне в клан самоубийц, я создал. Я покажу Вам все прелести из этой области. У меня даже есть книга с особыми позами... - он внезапно осёкся, в упор глядя на твой растерявшийся взгляд, ведь его фраза вкупе с похотливой улыбкой звучала слишком двусмысленно, - где можно безболезненно убить себя! - закончил на весёлой ноте он, застави тебя закатить глаза. "Он дурак, но весьма обаятельный" - ловя себя на мысли, что ты неизбежно тонешь в этой трясине, обречённо подумала твоя персона.
- Хорошо, я принимаю Ваши условия. Вы покажите мне свой мир, а я Вам - свой. Посмотрим, чей окажется лучше.
- И если я выиграю, Вы согласитесь умереть вместе со мной? - оживлённо спросил кареглазый, смотря на тебя, как на сбыточную мечту.
- Нуу... - ты замялась с ответом, потому что не задумалась о возможных последствиях, но всё же решила проявить свойственную полицейскому решимость, пусть и напускную. - Да, я согласна с такими условиями.

...Обрекла ли ты себя после своего ответа на проблемы? Ответ затерялся где-то между "ещё как!" и "ну, в конце концов в каждой ситуации есть свои плюсы". Останавливать Осаму, который с восторженной улыбкой нёсся к дорожной части с фанатичными визгами "Сбейте меня полностью!", уже вошло в твою привычку. В его же привычку вошло насильно утягивать тебя в центр экстримальных условий, где ваша жизнь находилась на волоске от гибели, а он, уверенно расхаживая по узкой балке, разделяющей его от пропасти или стаи диких животных, с философскими рассуждениями приводил тебе положительные стороны суицида. Что ж, благодаря нему тебе удалось натренировать стойкость своей психики, а он со временем... почувствовал нечто вроде привязанности, с какой девушка, проявляя истовость жены в плане заботы, вытаскивала его из передряг, а не отвечала на звонки с предупреждением о том, что он тяжело умирает, монотонным "удачно сдохнуть!". Ты бежала по первому его зову и иногда суицидник пользовался этим, намеренно придумывая, что с ним случилась страшная беда, а сам, когда ты суетливо искала подвох, торжественно раскидывал руки и объявлял, что просто соскучился по тебе, вопреки ужасу на твоём лице. Дазай на самом деле не хотел обрекать себя на какие-то чувства с полицейским, который мог пронюхать о его деятельности, но это как привязаться к бродячему животному - когда ты обернёшься и заметишь, что он не отходил от тебя ни на шаг и теперь дружелюбно виляет хвостом, одержимо заглядывая тебе в рот, уже не останется сил отвергнуть наивного питомца.
- Хорошо, я больше не буду лезть под машины, (Твоё имя), - как-то пообещал тебе Дазай в одной из ваших беззаботных прогулок. - Лучше дождусь, когда ты сама захочешь быть раздавленной, и только тогда я разделю с тобой эту участь! - с небавалым энтузиазмом сказал он, позволив своим зрачкам лихорадочно загореться.
Ты уже перевличато смеёшься над его словами, не воспринимая их всерьёз, как жуткую, вечернюю байку у костра. Всё прекрасно. Но длятся эти мгновения, увы, недолго...

***


Шлепок. Голова Акутагавы слегка откидывается, бархатные глаза пылают горечью и обидой, а щека неумолимо горит.
- Ты хотя бы ящики с оружием, принадлежащие по твоей вине трупам, сможешь разобрать без совершения ошибок? - с некой иронией интересуется Дазай, поднимая брови над выразительными глазами с недобро темнеющим взглядом, смотря на подчинённого сверху вниз; глаза надменно сужаются, поджатые губы выражают презрение, которое Рюноске проглатывает и, потирая алеющую кожу с отпечатками пальцев, покорно направляется к складу.
Осаму тяжело вздыхает, мысленно сетуя на умственную отсталость подопечного, и вдыхает тяжёлый, едкий смрад разлитого бензина, канистру с которым перед замиранием сердца уронил один из членов вражеской гильдии, и воглый запах заплесневелого закутка, где хранилось оружие любой расцветки. Ещё он чувствовал преследующий его, как королевский шлейф, фимиам смерти. Впрочем, этот душок был неотъемлемой частью его жизни, и Осаму нередко ощущал желание перекрыть его нежным жасмином, аромат которого исходил из твоих волос. Пожалуй, это было единственным утешением в безрадостной жизни Дазая. Он запрокинул голову, безучастно глядя на пошарпанный потолок, и считал секунды, чтобы наконец-то выйти из этого душного .
- {censored}а месте!
Кричит тоненький, женский голос, заставивший шатена рефлекторно замереть. Не потому, что он испугался возможного наказания за все свои преступления. А потому, что этот голос принадлежал тебе. Осаму чувствует, как язык прилипает к нёбу, а горло першит сухим песком. Дазай ощущает, как сердце перестаёт равномерно биться - оно вообще останавливается, отказываясь верить в жестокий приговор. Зубы свело так, будто ему довелось проглотить кислую таблетку.
- Руки за голову и повернись ко мне! - решительно скомандовала ты.
Дазай напряжно усмехнулся - наконец-то он увидел тебя в деле, - хотя он чувствовал, как твой голос полнится лёгкой дрожью, обличая волнение, - но совсем не в том свете, в каком ему хотелось. С силой сжав челюсти, что это отдалось в затылке, он неторопливо обернулся, игнорируя твою первую просьбу, и в расслабленной позе воззрился на тебя с напускным равнодушным видом.
- Д... Дазай?! - ты не узнавала собственный голос, потому что он сломался и потерялся где-то в гортани. Язык сел и ощущался деревянным. Глок в твоих руках предательски задрожал и опустился, хотя ещё секунду назад ты уверенно нацелила его в грудь противника.
- Приятная встреча, не считаешь? - начал как-то горестно Осаму, хотя на его лице нарисовалась странная, неестественная улыбка. - Склад, трупы, вонь, ты с пистолетом - чудная романтика. Правда, я немного не так представлял себе наше первое свидание, - я хотел, чтобы оно случилось у нас при падении с вышки, - ну да ладно.
- Ты... Ты работаешь на мафию! - на этих словах в груди что-то мучительно кольнуло. Сердце сбоило от досады. Ты резко мотнула головой, пробуждаясь от оцепенения, и заставила себя встретиться с ним взглядом - он идеально отшлифовал своё спокойствие при встрече в неблагоприятных условиях.
- А ты догадлива, - с некой усмешкой процитировал молодой человек. - И твоя работа заключается в том, чтобы арестовать мафиози. А лучше - убить. Такой, как я, не должен жить. А умереть от твоей руки будет вполне неплохо.
Он начал медленно надвигаться на тебя, как грозовая тень. Тебя окатило жаром. В голове пульсировала кровь. Машинально ты сжала в руках пистолет и снова вернула его в прежнее положение.
- Остановись! Я выстрелю!
Но Осаму, несмотря на твои крики, продолжил невозмутимо идти вперёд. От растущего между вами сближения ты готова была лезть на стену. Рука, сжимающая рукоять глока, затекла. Пальцы предательски занемели. Дазай, находясь у тебя на прицеле, даже не дёрнул мускулом на лице и не испытывал ни капли страха, который обуял тебя. Внезапно из-за двери, где минуту назад стоял шатен, выскочил брюнет в чёрном плаще. На его лице при виде тебя появилась мрачная решимость, не терпящая сентиментальностей.­ Рюноске пригнулся в настороженной манере дрессированной овчаркой, готовой совершить смертельный рывок для защиты своего хозяина.
- Дазай-сан, я разберусь с не...
Он не успел договорить, как Расёмон, преобразовавшийся в чёрные пики копьев, летящие в твоё сердце, был блокирован одним прикосновением двух пальцев Осаму, который встал перед нагнувшейся тобой для защиты. Чёрт бы тебя побрал, даже выстрелить не могла на случай опасности, едва ли не выронила пистолет в немом крике от увиденной мощи мистического происхождения. "Что за?!" - выругнулся мысленно Акутагава, как его пронзил ледяной озноб; Дазай медленно повернулся к нему и смерил его убийственным взглядом.
- Не лезь, - ты, отойдя от шока и ужаса, впервые услышала ледяной баритон всегда беспечного парня, от которого егозливой стайкой поползли мурашки, а поперёк горла встал тугой ком.
Он снова повернулся к тебе, и ты вздрогнула, встретившись с его сумрачным взглядом потемневших до незаваренного кофе глаз. Но при изумлении на твоём лице Дазай смягчил черты лица, сделавшись снова приветливым на вид, и осторожно поднёс к тебе свои руки. Ты, завороженно глядя в его глаза, пропустила момент, когда твои ладони уже оказались в его плену. Охаешь и запоздало опускаешь взор, трепеща от того, как он держит твои ладони в своих - так нежно, так вкрадчиво, так сокровенно, что хочется взвыть от эмоций и бросить чёртов пистолет. Его кожа была настолько горячей, что ты обожглась и закусила губу. Что же ты за полицейский, который умирает от наслаждения в руках преступника? Он, ни на минуту не сводя с тебя ласкового взгляда, управляет твоими руками, уверенно наставляя дуло себе на лоб.
- Стреляй сюда, - объясняет он спокойным голосом психиатра, который бы тебе сейчас пригодился, - так точно не промахнёшься.
От кинутых слов во рту всё пересохло. Руки дрожат пуще прежнего, как на безжалостном морозе. Хочется провалиться под землю или утратить способность чувствовать.
- Не медли, (Твоё имя), - ворковал его до пробирания костей ровный голос, отдающий невидимой горчинкой, почти над самым твоим ухом. - Я преступник. Я тот, кто убил сто тридцать восемь человек в сговоре, совершил триста двенадцать вымогательств и других злодеяний, мой список полон. Я тот, кто заслуживает смерти от руки закона.
Страшные цифры, закружившиеся перед глазами, подкосили тебя, привели к одуряющей слабости, от которой хотелось повалиться на колени, держась за разломленную напополам голову. Невольно ты вспомнила о вашей первой встречи, которая огорошила тебя ныне противоречивыми эмоциями: волшебным летним теплом, солнечным смехом и солоновато-горьким сожалением от осознания того, что он оказался другим. Ты бережно хранила в сокровищнице памяти этот день. Он перевернул всю твою жизнь в положительную сторону, а теперь развернул вверх тормашками. Ты всхлипнула, будучи не в силах вскрикнуть; тебе было больно от сложившейся ситуации и от того, что, вопреки своей профессии, ты не могла спустить заветный курок, пока он выжидающе смотрел на тебя. Твои трясущиеся ладони были давно готовы безвольно упасть, их удерживали только бережные руки Дазая, чьё тепло ты мечтала впитать в себя, словно губка.
- Я... я не могу... - шепчешь одними губами, заливая грязный пол прозрачными каплями слёз, и, стискивая зубы до боли в челюсти, уныло опускаешь голову. - Плохой из меня полицейский, да?
На лице Осаму вырисовывается кривая усмешка, не предвещающая ничего хорошего. Он покорно опускает твои руки, на минуту задерживая соприкосновение; удерживая глок в твоей ладони и поглаживая большим пальцем твой, который слабо зажимает спусковой крючок. Тебя ещё раз бросает в адский жар.
- Отвратительный, - взаимно шепчет он, но никакого укора или отвращения в его голосе нет - он преподносит это как сухой и немного печальный для него факт, неохотно отстраняясь от тебя. - Но делаешь искусственное дыхание ты хорошо, - с неожиданной непринуждённостью произносит он, заставляя тебя поднять увлажнённые глаза на него. - Я не пожалел, когда притворился мёртвым, чтобы дождаться твоего поцелуя.
Смех светлой печалью вырывается наружу, хотя твоё действие больше походило на захлёбывание слезами. Растягиваешься в вымученной улыбке, глотая влагу, и чувствуешь, как сердце разрывается надвое. Вы больше не сможете жить, как прежде, и эта встреча окажется последней - там ты и оставишь раненную часть главного человеческого органа, как подарок за пережитые радости. Уходишь, закрывая глаза на его деятельность, тем самым спасая любимого, но вместе с этим ощущаешь на хрупких плечах груз безответственности,­ который ядовитой желчью оседает в горле...

***


Прошла неделя всепоглощающей агонии. Ты стояла на остановке, выжидая свой поезд. Осталось совсем чуть-чуть и ты окажешься уже на другом конце света, забыв о позоре, пережитом в Йокогаме. Но воспоминания, связанные с Дазаем, навязчиво лезущие в твою голову, не давали покоя. Через плечо бросаешь долгий взгляд на город, в котором остались отголоски пережитого и отворачиваешься, растворяясь в прохладе ветра, уговаривающий тебя больше никогда не доверять грёзам. Сладкие иллюзии были развеяны беспощадной реальностью. Перед глазами проносятся мириады разноцветных вспышек, которые соединяются в одно целое, как атомы, и показывают портрет Дазая, к которому хочется приникнуть и обнять. Сентиментальность как назло врывается в сознание слишком не вовремя, вынуждая на виду у публики показывать свою слабость. Кто-то выкрикивает твоё имя, и едва знакомый голос растворяется в рокоте, как в осином гнезде, толпы. Оборачиваешься, вытягивая шею и пытаясь попутно смахнуть слепящую влагу с век, но отступаешься и падаешь на рельсы. Не успеваешь совладать с шоком и подняться на локтях, как кто-то падает на тебя сверху, опрокидывая весом обратно на холодную твёрдость.
- (Твоё имя), с твоей стороны очень грубо совершить самоубйиство без меня - с беззаботной улыбкой произнёс Дазай, казалось бы, совсем не слышащего позади шум поезда, что повергло тебя в испуг.
- Дазай! - воскликнула ты, ощутив, как тайфун эмоций разбушевался при виде возлюбленного. Вся горечь куда-то улетучилась. Хотелось наплевать на всё и снова обнять его. Но начавшаяся тряска, знаменующая о возможной трагедии, навела на тебя панику. - Я, конечно, рада видеть тебя и хотела бы умереть в руках любимого человека, но не в такой ситуации.
- О, так значит, ты меня любишь? - оживился шатен и, взяв тебя за подбородок, повернул твоё лицо к себе, выжидающе глядя в твои глаза, наполненные ужасом. - Полицейский, влюбившийся в мафиози... Тебе действительно не подходит эта профессия, (Твоё имя), но я даже рад.
- Глупый, сейчас не время! - ты попыталась оттолкнуть его во имя вашего спасения, но руки парня были намертво прижаты к твоей талии.
- Но я всё равно был бы не против услышать признание, - весело сказал он, не разделяя твою панику.
Твоё сердце учащённо забилось, когда шум поезда становился всё ближе, а рельсы начали содрагаться под его тяжестью. Ты побледнела, тебе казалось, что сейчас из твоего тела вылетит душа. Понимая, что Дазай не отпустит, ты смирилась со своей участью и лишь беспомощно, как испуганный котёнок, прижалась к парню, уткнувшись лицом в его пиджак, и вцепилась в него дрожащими пальцами, нервно сжимая кусок ткани.
- Да, я люблю тебя! - выкрикнула ты последние слова, желая перед смертью раскрыть собственные чувства парню. Всё равно уже нечего терять.
Рельсы затряслись сильнее, шум оглушил тебя и все мысли в одно мгновение растворились в голове. Дикий и животный страх покинул твоё содрагающееся тело. Ты лишь плотно сомкнула глаза, прячась в собственной тьме, и твоей последней связующей с реальным миром мыслью стала светлая радость того, что если ты умрёшь, то хотя бы в объятьях Дазая. Ты плотнее прижалась к телу Осаму, желая ощутить живое тепло возлюбленного, и даришь ему жгучий поцелуй на грани отчаяния, похожий на предсмертный стон. Крепко вцепляешься пальцами в воротник его пиджака и тянешь его на себя, углубляя последнее соприкосновение. Ты до сих пор слышишь, как едет поезд, а затем резко останавливается, выпуская из трубы платиновый дым и противный свист, заставляющий тебя резко распахнуть глаза, словно пробуждая от долгого сна. Тебе кажется, что сейчас ты увидишь пушистые облака, врата, покрытые золотом, как это описывалось в книгах, когда люди попадали на небо. Ты видишь всё размыто, но среди неясных изображений удаётся разглядеть остановку, на которой ты ждала свой поезд и людей, столпившихся вокруг тебя и что-то невнятно кричащих. Ты несколько раз проморгала, словно отгоняя от себя дремоту, и, видя уже более отчётливо, смогла убедиться, что всё ещё находишься на той самой остановке, а твой транспорт и люди, выбегающие из него, покорно ждут свою новую спутницу. Чувствуя лёгкость в теле, как при парении над землёй, ты медленно повернула голову в другую сторону. Не веришь тому, что сейчас перед тобой находится Дазай, держащий тебя в руках как ни в чём не бывало и добродушно улыбающийся не только тебе, но и всем остальным обеспокоенным прохожим, говоря о том, что с ними всё в порядке. Только сейчас ты осознаёшь, что шатен в последнюю секунду смог вытащить тебя с рельс и сейчас они находятся в реальном мире, живые и ты на его руках, о чём ты когда-то мечтала в своих девичьих фантазиях.
- Дазай, ты дурак! - со слезами на глазах вопишь ты и, дав пощёчину изумлённому парню, пользуешься возможностью, когда его руки расслабляются, а он сам отшатывается в сторону от удара, и спрыгиваешь на землю, с трудом удерживаясь на трясущихся ногах. Если бы не взгляд прохожих, ты с радостью повалилась на колени и расцеловала бы тротуар за то, что тебе дали второй шанс прожить жизнь.
- (Твоё имя), не слишком-то вежливо бить своего спасителя, - усмехнулся Дазай, потирая ушибленную щёку.
- Ты вообще думаешь, о чём говоришь?! - истерично взревела ты и, найдя в себе силы, прихрамывая, подошла к парню, схватив его дрожащими руками за воротник пиджака, притянув ближе к своему лицу. - Я ненавижу тебя, Дазай!
- Какая ты переменчивая, (Твоё имя); минуту назад любила, что чуть не задушла в своих объятьях, а теперь ненавидишь и готова действительно задушить, - усмехнулся шатен и выставил перед тобой руки, объявляя подобным жестом, что он готов сдаться. - Только давай сейчас не будем драться.
- Да я тебя...
Ты сжимаешь в руках его одежду, готовясь ударить парня по насмешливой физиономии, но желание в миг улетучивается, когда тёплые губы парня резко припадают к твоим, выбивая из твоей головы яростные мысли о том, каким изощрённым способом его можно убить. Ты ослабляешь хватку, покорно обмякаешь, поддаваясь соблазну, и обвиваешь руками его шею, приподнимаясь на цыпочки и углубляя желанный поцелуй с возлюбленным. Смакуешь каждую секунду, пока он сминает твои уста, и любовно обвиваешь руками его шею.
- Знаешь, а ведь я больше не являюсь мафиози, - прерывает он поцелуй, говоря серьёзным тоном. - Но мне нужно залечь на дно, чтобы вокруг меня утихомирилась шумиха. Согласна спрятаться от всего мира вместе со мной?
- Согласна! - без колебаний отвечаешь ты, будучи ослеплённая счастьем, удивляя парня своей решимостью.
- И когда мы выйдем, ты обещаешь совершить со мной в этот раз настоящее самоубийство? - с надеждой спрашивает он, войдя в раж. - Тебе ведь понравился мой мир, я вижу по твоим глазам.
- Ты дурак, Дазай, - расслабленно смеёшься ты, чувствуя, что он попал в самую точку и теперь тебя можно официально назвать сумасшедшей. - Но я всё равно люблю тебя.
- И ты мне тоже нравишься, (Твоё имя), - прилетает тебе беззаботно в ответ, на что Осаму получает негрубый тычок в грудь и порцию жизнерадостного смеха.


­­

http://phasetoleon.­beon.ru/0-1-moi-test­y.zhtml#e433 - мнение о тесте вы можете оставить здесь.
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1122-293.html
четверг, 9 августа 2018 г.
ржу Профессор Безоблачного Неба 18:15:07
­­


­­
КТО КТО ГОСПОДИ ЭТО СДЕЛАЛ
Что с такими богатствами делать - ума не приложу


Категории: Жизнь жиза жизуля
показать предыдущие комментарии (38)
19:32:37 kneel down.
Нам, к слову, нужен официант, вот
19:32:57 kneel down.
Это я намекаю
20:52:52 Профессор Безоблачного Неба
Кюхя? ;3
21:06:11 kneel down.
Да ;3
среда, 8 августа 2018 г.
е боиииии Waatu 18:27:32

КОНКУРС В ДНЕВНИК­Е

­sакu. 8 августа 2018 г. 21:49:41 написала в своём дневнике ­^^Мир Харуно^^
Места и статистика

­­­­



Категории: Ништяки
19:09:41 Waatu
Буду сюда скидывать свои лучшие достижения, пока только третье место х) Места и статистика i12.beon.ru/83/22/3032283/33/127923233/0.png i12.beon.ru/83/22/3032283/34/127923234/0.png Источник: http://narusakumaki­.beon.ru/0-582-golod­nye-igry-14.zhtml#18­
вторник, 7 августа 2018 г.
stonefist Waatu 20:17:11

КОНКУРС В ДНЕВНИК­Е

­arсtiс 7 августа 2018 г. 23:57:04 написал в форуме "Просто общение"

­Waatu­­


« Всегда будут люди, которые отвергают тебя лишь потому, что ты другой.
И порой их не переубедить, но есть много людей, которые не судят о людях
по их внешности или месту, откуда они родом. Вот их слова сравнимы с сокровищем. »


­­

Kory "Koriand'r" Anders // Starfire

способна поглощать ультрафиолетовое излучение и превращать его в чистую энергию, используемую для сверхзвукового полета
манипулирование поглощённой энергией также даёт ей невероятную силу и выносливость
может мгновенно выучить любой язык посредством физического контакта с его носителем

playlist

The Vaccines — Teenage Icon
Arctic Monkeys — No. 1 Party Anthem
The XX — Infinity
Halsey — Young God
Lana Del Rey — Video Games




Категории: Ништяки
Тест: Дитя времени года Дитя Декабря Вы: `Красивы `Конкурентоспособны­... Весёлый Ветер 16:35:51
­Тест: Дитя времени года
Дитя Декабря


­­
Вы:
`Красивы
`Конкурентоспособны­ во всем
`Активны в играх и взаимодействиях с людьми
`Нетерпеливы и поспешны
`Амбициозны
`Влиятельны в организаторстве чего-либо
`Легко говорите, но трудно понимаете
`Имеете множество идей
`Чувствительны
`Имеете активный ум
`Как правило, долго колеблетесь перед решением
`Разборчивы
`Привлекаете других и любите внимание


Аватар для вас:
­­

Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1027-660.html
понедельник, 6 августа 2018 г.
кек Waatu 19:49:19

КОНКУРС В ДНЕВНИК­Е

­­
Посоветуйте дораму какую-нибудь
Не особо длинную, не уверенна, что готова к историческим или сильно фэнтезийным (хотя и не особо против на счет последних).
Единственное, что я смотрела - это "убей меня, исцели меня", возможно что-то подобное, с неуравновешенным персонажем в истории.
В общем, го, я в вас верю.

Посмотрим, подсяду ли я всё-таки, или на этом моя любовь к дорамам окончена.
показать предыдущие комментарии (3)
08:57:28 Waatu
О, да, мне уже советовали её, начала смотреть буквально вот вчера) Наконец-то вспомнила о ней х)
21:39:34 Гость
И как вам?)
21:47:01 Waatu
Я еще не так много посмотрела за неимением времени, но пока что, могу сказать, что очень даже не плохо) Дорама чисто в японском стиле (что не является минусом), еще не всех запомнила, но в сюжет вникла. Буду смотреть по мере возможности и возможно сделаю работу по данному сериалу)
00:03:40 Гость
Охх, буду очень рада~ Жаль только, что там не упоминаются имена некоторых персонажей, очень зацепили парни на крыше, только вот имя известно только у их главаря)
Waatu 19:19:13
Запись только для меня.
об этом необходимо знать Профессор Безоблачного Неба 16:07:20
плохое зрение это:

Я МИЛОГО УЗНАААААЮ ПО ПОХОДКЕ
__
РАСПОЗНАВАТЕЛЬ ГОЛОСА 3000
__
я ЧУВСТВУЮ, что он на меня смотрит


Категории: Ну надо, Жизнь жиза жизуля
показать предыдущие комментарии (24)
20:38:59 kneel down.
Сладеньких, курлык :3
16:52:48 Kawaira Midsuki
ЖИЗА! А ЕЩЁ "МИСТЕР САМЫЙ ПРЕЗРИТЕЛЬНЫЙ ВЗГЛЯД НА ДАЛЬНИЕ ДИСТАНЦИИ" И "КАКАЯ МИЛАЯ СОБАЧКА/КОШЕЧКА!!! ЧЁРТ, ЭТО БЫЛ ПАКЕТ/ПЕНЬ/ЧЕЛОВЕК/­ДЕМОН!!!"
16:54:29 Профессор Безоблачного Неба
Ахаха, даааа
14:50:53 NBene
Блэт, неистово плюсую. Чувствуешь себя немножечко долбаном, когда катаешься на велике, видишь нечто и думаешь УХ ЕТИТЬ ТУТ КРЫСУ ЗАДАВИЛИ, а потом выясняется, что это просто огромный кусок серого полиэтилена :/
воскресенье, 5 августа 2018 г.
К черту все анализы и оценки Waatu 18:15:20

КОНКУРС В ДНЕВНИК­Е

­­
К черту все анализы и оценки
"убей меня, исцели меня" мне просто понравилась и все


Категории: Мысли
Тест: Что-то новое [Винегрет] Часть... Весёлый Ветер 10:54:33
­Тест: Что-то новое [Винегрет] Часть - Пятая
Результат - Первый


­­


D.Gray-man

Статус: Экзорцист Черного Ордена уровня Генерала.

Чистая Сила: Технический, а позже кристаллический тип. Основное умение это Ощущения. “Проклятие Ощущений”. Твоя чистая сила разработана, чтобы изменять чувства человека. Это может быть что угодно, но специализируешься на Семи Грехах и Боли. Радиус Чистой силы весьма небольшой, но когда в поле действие попадает хоть какое-то живое создание, то боль будет даже от дуновения ветра.

Общие сведения: Ты была приемной сестрой Линали и Комуи. Ну, как приемной, ты просто стала частью их семьи. Все началось именно тогда, когда Малышку Линали привезли в Черный орден. Так как ты была там единственным ребенком, которого спрятали от других, то с Линали нашла общий язык достаточно быстро. Ваши судьбы были весьма схожи, из-за странной Чистой силы. Вы часто бродили по Ордену, заглядывали в различные двери или туда, куда было запрещено. Ты помогала Ли младшей привыкнуть к крикам, что звучали в глухой ночи, из лабораторий. Постепенно вы обе привыкли друг к другу. По приезду Комуи, Линали расцвела и стала более улыбчивая и радостная, что радовало тебя и ее брата. Когда Комои занял пост главы Черного Ордена, то ты была первым потенциальным Экзорцистом. Учитель у тебя был еще тем орешком, но тренировал и весьма хорошо. Хоть твои способности и были весьма пугающими и никто не хотел общаться с твоей персоной, друзья у тебя были и не мало. По появлению в Ордене Лави и Канды, стало куда веселее и шумнее.


Отношение персонажей:

Черный Орден

Аллен Уоллкер: Добрый вечер (Твое имя) – сан! /Один из твоих друзей и близкий человек. С Алленом ты долго не могла найти общий язык, а все из-за того, что он боялся показывать свою руку. Интерес бил со всех щелей и в один момент ты не удержалась. Тогда Аллен был весьма ошарашен, ведь он привык видеть испуг и отвращение к своей руке. Ты же проявила интерес и сказала, что хочешь такую же конечность. Это и стало началом вашей дружбы. Довольно часто ходите на задания вместе или просто прогуляться по ночному городу, наслаждаясь тишиной и красотой звезд. Уоллкер очень сильно привязался к тебе, ведь ты принимаешь его таким, какой он есть. С тобой, он дышит совершенно иным воздухом. Часто начинает ловить себя на мыслях о тебе. Даже на заданиях, есть моменты, когда он забывает о враге и вспоминает твою улыбку, глаза, черты лица. Пока Уоллкер сам не понял, что влюбился. Он будет просто не понимать этих чувств и думать, что это лишь легкая зависимость. Но, когда до него, наконец- то, дойдет, что он нуждается лишь в тебе и никто ему больше не нужен. Аллен испугается. От незнания, будет совершать ошибки. Будет краснеть, когда ты его обнимаешь со спины или когда треплешь его седые волосы. Но(после пиндаля автора) он все таки признается в своих чувствах, хоть и будет мямлить. Надеюсь, он получит положительный ответ…/
Юу Канда: Тч, ты опаздываешь!/Бу-бу,­ кто-то злиться. Канда твой постоянный напарник. Вас поставили вместе, так как считают вас дополнением. Спокойный –Энергичная. Конечно, это личные тараканы Комуи и не больше. На задание с Кандой ты идешь с большим интересом. Хоть мечник и грубит или норовит убить, ты знаешь, что он этого не сделает, поэтому постоянно издеваешься над его шелковыми волосами, комментируя, что обреешь его и заберешь эти локоны себе. От этого Юу злиться, а страдают люди! Сам Канда к тебе хорошо относиться, хоть и не показывает этого. Несколько раз прикрывал собой на заданиях, защищая тебя от Акума или Ноев. Один из немногих, кто знает о чувствах Стручка – Аллена - к тебе, но скрывает. Канде приятно находишься в твоем обществе, ибо ты излучаешь столько положительной энергии, что мечник даже добреет! Получила верного друга./
Лави: (Твое имя)!!! Погоди!!/Второй лучший друг, после Канды. С Лави вам хватило одного лишь взгляда, чтобы понять, что вы похожи. Вечно веселые и дружелюбные, излучающее тепло. Любите подшучивать над Кандой и заплетать ему косички, пока едите на задание. Зная твою страсть к книгам, Лави помогает тебе проникнуть в библиотеку, давая волю на любую книгу. Юный Книжник испытывает к тебе симпатию и весьма сильную. Не раз видел твою силу, но в отличии, от многих, не испугался, а поддержал. Задания вы выполняете редко – вместе – но всегда успешно. Если бы Лави мог, то позволил себе больше, чем дружба. Не обратил бы внимание на то, что Книжникам запрещено заводить семью или близких людей. Поэтому, советую подумать. Откажешь Аллену, дашь надежду Лави./
Линали Ли: (Твое имя) помоги, пожалуйста, брат снова завален бумагами… /Твоя лучшая подруга и названная сестра. Линали первая с кем ты подружилась в Черном Ордене и с кем ты никогда не ссорилась. Вы привязались друг к другу очень быстро и не можете друг без дружки и дня. Это очень мило смотрится. Особенно когда ты с Линали, после утомительной работы с бумагами, засыпаете на диване, практически в обнимку. Даже Канда покраснел от такой милой картины. Линали часто просит твоей помощи или совета, так как знает, что ты всегда дашь нужный и правильный. Очень переживает, когда ты уходишь на задания, хоть и знает, что ты справишься. Знает о чувствах Аллена и Лави. Хотела бы помочь определиться, но сама зашла в тупик. По ее мнению, они оба достойны тебя, а обидеть никого не хочется./
Комуи Ли: (Твое имя)!! *Налетел на тебя, начиная тискать как Линали*/Твой названый братик, папа, дядя, тетя, сестра, сосед…(о.о).В общем, твой названный родственник. Очень любит тебя и готов убить любого, кто обидит его малышек – Тебя и Линали. Всегда просит сварить ему кофе или перебрать документы, пока сам вздремнет. Хоть ты и все делаешь, находиться минутка в твоей жизни, когда ты заставляешь Комуи работать, а то разленился! В один из таких дней, ты перебрала отчеты за пять месяцев, а этот тебе Даже не помог. Вот и получил Горячего кофе за шиворот. А так, вы вполне хорошо ладите. Поддерживаете разговор или просто спите, в его кабинете на куче бумаг./
Алистер Кроули: /Нормальные отношения. Кроули находит тебя весьма хорошей девушкой и сильным Экзорцистом. Пару раз ходил с тобой и Алленом на задания и отмечал, что твоя сила очень интересная и такую встретишь не часто. Хоть вы и весьма разные, Вам приятно поговорить о чем либо. В основном ты просишь Алистера рассказать тебе что-то из его жизни, на что он лишь соглашается./
Миранда Лотто: /Твоя вторая подруга. Как и Линали, ты помогла Миранде привыкнуть к Ордену. Помогала и поддерживала ее, зная ее слабые нервы. Взаимное уважение и поддержка с обеих сторон. Тебя поражает Чистая Сила Миранды, а ее твоя. Точнее Миранда находит твою Силу очень интересной, но пугающей и смертельной. /
Книгочей: /Ему на тебя плевать. Ты лишь очередной Экзорцист с которым возиться его недотепа- ученик. А вот тебе этот старик весьма интересен./
Бак Чан: (Твое имя) пошли, мы опаздываем!/Ты ему помогаешь в разборке бумаг. С Бак у тебя больше свободного времени, чем с Комуи. Ибо Бак делает все сам, а не лениться, как некоторые. Вот так и завелось, помогаешь ты ему чисто и усердно. За что Бака Чан тебе весьма благодарен. Кстати, ты помогаешь ему покорить сердце Линали, хоть и все идет прахом./
Фо: /Вы виделись пару раз. Фо составила о тебе туманное мнение, в плане того, что ты слабая и не очень то и умна, учитывая то, как ты хвостиком бегаешь за Кандой. Ой как она ошибаеться…/
Лоу Фа: /Не общаетесь. Точнее, не успеваете. Лау часто проводит время в работе, как и ты. Времени на личную жизнь и так не хватает. Но, Ты бывает, приносишь ей что-то, когда она просит. Потенциал на дружбу есть, и вы обе делаете верные шаги на встречу./
Дейся Барри: /Не встречались/
Суман Дарк: /Твой бывший напарник. До инцидента с Тикки, вы весьма хорошо общались и часто ходили на задания. Но, потом ты перестала ему доверять. Мужчина жалеет, что потерял хорошего друга./
Маршал Марианн Кросс: * Лежит у тебя на коленях, пока вы едите в поезде.*/Вас никак не назовешь, точнее, ваши отношения. Вы можете часами на пролет что-то обсуждать, а через минуту ругаться. Тебя этот мужчина весьма забавляет, а ты его привлекаешь, как и внешностью, так и Чистой Силой. Многие считали, что у вас отношение куда дальше зашли, чем просто товарищи, но они ошибаются. С Коссом ты не более чем друг, одна из причин Возраст. Так же, вас часто можно увидеть на тренировках, когда Марианн тебя гоняет, возле барной стойки, где ты оплачиваешь выпивку. Или же, оплачиваешь его долги в Азартных играх. За женщину Кросс тебя воспринимает, но больше, чем просто глазеть себе не позволяет. Когда он погиб, ты очень долго плакала. Сильно привязалась к этому старику./
Маршал Фрой Тидолл: /Твой учитель. Фрой тебя и привел в Орден и сделал Экзорцистом. Его поразила твоя сила и он решил, что развивать ее стоит и немедленно. Часто забирал тебя с собой, путешествовать. Научил любить искусство и держать кисть в руке. Очень хорошо относиться, считает дочерью, за которой нужен глаз да глаз. Души не чает в тебе, как и ты в нем. ОН хоть и довольно пожилой человек, но ты ни разу не усомнилась в его силе./
Маршал Винтерс Сокаро: /Слышал о тебе от Кросса и Тидолла. В жизни вы не встречались, но Сокаро хотелбы поглядеть на тебя и испытать твои силы./
Маршал Клауд Найн: /Твоя третья подруга. Так же, Клауд тренировала тебя, если Фрой уходил на задания. Ты ее уважаешь и прислушиваешься к ее советам. То ли это на счет тренировки, то ли на счет женской интуиции или еще- чегото./
Маршал Кевин Йегар: /Кормит тебя шоколадом. Точнее, когда ты была маленькой и сильно испугалась, Йегар дал тебе шоколадку и погладив по голове успокоил. Теперь это вошло в привычку у Старика. При любой возможности, когда ты к нему приходишь, дает Шоколадку./

Семья Ноя

Тысячелетний Граф: /Ты его весьма заинтересовала. Твою силу находит весьма редкой, необычной, заманчивой и желает видеть тебя как Ноя. Были попытки похитить, но ему благополучно мешали Экзорцисты, во главе с Алленом. Но, это Графа никак не остановит. Всегда наровит испугать своей улыбкой, что душа в пятки уходит./
Тики Микк: /Так же, как и Граф находит твои силы весьма заманчивыми. Хотел бы увидеть тебя в облике Ноя, да поскорее бы. Но, его тянет к тебе не только в плане интереса или азарта, при игре в покер. Тут движет глубокий интерес к тому, что внутри тебя. Тики было бы интересно понаблюдать за тобой, раскрыть ту загадку, которую он нашел в тебе. Помимо этого, его начнет тянуть тебе как представителя противоположного пола. Но, Сами Микк это будет хорошо скрывать, ибо не желает спугнуть. Хоть ты его и так боишься. Ночью, когда ты спишь, Ной приходит к тебе в комнату, наблюдая за тем, как ты мирно спишь. Поглаживая твои локоны, Мистер ”Удовольствие” вдыхает аромат твоего тела, еле сдерживая свои желания и фантазию. А, как только ты начнешь ерзать, в его объятиях – пропадет. Утром ты ничего и не поймешь и не узнаешь, что за ночной гость оберегал твой сон./
Роад Камелот: /Она тебя ненавидит. Девочка не успела убедиться в своих чувствах к Аллену, а тут его у нее забирают. Это заставляет Камелот желать твоей смерти. Знает по похождениях Тики к тебе, и это ее еще сильнее злит. Как это ты посмела забрать все внимание к себе! Не поддерживала Микка и Графа в идее обратить тебя в Ноя. Кстати, этим самым Роад спасла тебя от этой учести./
Лулу Белл: /Незнакомы/
Джасдеро и Дебитто: /Чаще всего именно они являются твоими врагами. В бою с тобой, они получают такое большое наслаждение. Причина очень просто, твоя Чистая Сила на них не действует. Поэтому, им интересней наблюдать за тем, как ты изворачиваешься от их атак, стараясь выжить. Это так весело!!/
Скин Борик: /Благодаря Канде, он не смог тебя убить. На Ковчеге, после стычки с Джасдеро и Дебитто, ты была весьма изранена и вымотана. А ту, на тебя несется Борик, готовясь убить. Но, Канда убивает его, благополучно спасая тебя./
14 Ной: /Нэа Знает о тебе. Но давно наблюдал за маленькой девочкой, которая зацепила его. Желает сделать своей собственность. Намерен использовать Аллена, для достижения своей цели. И, его план уже, почти, готов к выполнению./
Пройти тест: http://beon.ru/test­s/1106-052.html
суббота, 4 августа 2018 г.
Тест: Неразделённые [Tokyo Ghoul... Весёлый Ветер 14:50:44
­Тест: Неразделённые [Tokyo Ghoul]
Хоогуро


Тьма, сгустившаяся над Токио, покрывает мрачным бархатом звёздное небо. В городе наступает мёртвая тишина, нарушаемая лишь свистом северного ветра и сигналами машин, проезжающих по пустым дорогам. Ища уединение от бесконечно надоедливых подчинённых, ты расположилась на крыше, на небольшой цементной площадке. Несколько дымоходных труб выглядывали наружу, а сбоку располагалась стена с вентиляционными блоками, большинство из которых были выдернуты с корнем. Вдыхая с полным умиротворением кислый душок сырости, ты прижалась к одной из похолодевших за вечер стен, упиваясь уличным безмолвием. Ты ощущала себя удивительно лёгкой и свободной до тех пор, пока кто-то из незваных гостей не решил нагло нарушить твой редкий покой. Вблизи послышались раздражающие шорканья, вопли, стуки обуви и в целом всё это напоминало какую-то пыльную возню. Почертыхавшись из-за испорченного отдыха, ты лениво поднялась с насиженного места и двинулась в сторону шума, заметив на соседней площадке дерущихся членов Белых Костюмов. "Чёртовы дети", - иронично подумала ты, закатив глаза на их бессмысленную бойню, которая и вовсе не стояла близко с приличной дракой - будто индюки сцепились за самку, ей-Богу. И тебе захотелось поскорее закончить их концерт.
- Эй! - громко окликнула ты молодых людей, на что те, прервав бой, выпрямились, с недоумением глядя на тебя. - Вас не учили вести себя спокойно, когда другой человек отдыхает?
- А с какого это перепуга мы должно потакать твоим прихотям, мелочь? - не растерявшись, с вызовом бросил Хоогуро, сделав небрежный акцент на твоём росте, и задиристо поднял выше нос. Шосей молчал, но кивком головы поддакивал словам приятеля, устремляя на тебя хмурый взгляд.
- А с того, что я тебя твоим же безвкусным шарфом придушу, модник, - нагрубила ты в ответ, бросив мимолётный взгляд на полосатый предмет, обвивающий его тонкую шею.
- Ты слышал это, Шосей? - с насмешкой спросил у партнёра блондин, повернувшись к тому лицом. - Мелочь захотела выпендриться. Ну что, поставим её на место? - растянув губы в довольной ухмылке, он хрустнул двумя пальцами, активировав какуган. Идера последовал его примеру.
- Ладно, ребятки, - размяв шею, начала ты со спокойной улыбкой. - Так и быть, я устрою вам небольшую разминку. Только не бегите потом жаловаться мамочке, что вас отделала какая-то "мелочь", - широко улыбнувшись и показав им язык, сказала непринуждённым тоном твоя персона, выпустив из позвоночника шипастый хвост, после которого твои глаза, как в безумии, расширились, а склеры и радужка окрасились в кроваво-чёрный цвет.
Шосей и Хоогуро ринулись первые в бой: с двух сторон на тебя летели чужие иссиня-алые щупальца, намеревающие расплющить твоё хрупкое тело, но первое впечатление о твоей беззащитности было обманчивым. Ловко уворачиваясь от их скомбинированных атак, ты находила время отбивать кагуне другого и отходить в сторону, чтобы его товарищ же и пригвоздил того своим охотничьим органом. Стравливать их, как богомолов в одной клетке, получалось проще простого. Блондины были несколько растерянны таким ходом боя, из-за чего пропустили несколько неожиданных и молниеносных нападений: Идере ты прошибла кончиком кагуне печень, а Хоогуро, резко взметнув под ним лежащее щупальце, успела рассечь несколько пальцев, после чего из мясных обрубков зафонтанировала кровь. Им не составило труда быстро восстановить ткани, но парни находились в замешательстве, что не позволяло им быстро реагировать на твои выпады. Решив быстро закончить бесполезный бой, ты резко и высоко подпрыгнула, растворившись где-то в темноте. Члены Белых Костюмов в смятении закружились на месте, пытаясь найти беглянку, и как назло её близкий запах преследовал их обоняние, наводя необъятную панику. Ты выскочила резко, не позволив им и обернуться, и грубо припечатала кагуне обоих парней к стене, заставив их утомлённо выдохнуть, объявляя о своём смирении споражением. Они оба синхронно переглянулись, поражённо вздохнув, а ты с гордой ухмылкой сказала, надавив им на горло своим хвостом:
- Если кто-то и умрёт по вашей вине, то только от смеха. Слабаки. В следующий раз я не буду такой нежной. Ещё раз вы нарушите мой покой своими петушиными боями, я выпотрошу вас, не моргнув и глазом.
Получив молчаливое согласие с обоих сторон, ты одобрительно ухмыльнулась и убрала кагуне, позволив парням после сухого кашля обрести возможность спокойно дышать, направившись по своим делам. Шосей и Хоогуро несколько минут неотрывно смотрели тебе в след, всё ещё не веря в происходящее, пока один из них не крикнул:
- Эй, постой! Как тебя зовут?
Ты обернулась, заметив на себе заинтересованный взгляд молодого человека с густой чёлкой, прикрывающий один глаз.
- О, хотите знать имя своего убийцы, если не заткнётесь в ближайшее время? Похвально, - саркастически усмехнулась ты, а после, продолжая свой путь, с безразличием кинула через спину. - (Твоё имя).
- Так вот о ком шла речь, Шосей! - поражённо воскликнул Хоогуро, когда ты уже скрылась из виду, так и не услышав его слова. - Она та самая, о которой говорили в Аогири.
- А ты ещё не верил в слова божественного братана, - удручённо напомнил ему Идера, с трудом поднявшись на ноги и с хрустом выпрямив спину, в области которой ещё не успели восстановиться кости. - Она сильная.
Хоогуро поднялся в след за товарищем и ещё раз обвёл взглядом место, в котором ещё недавно фигурировал твой хрупкий силуэт. Что-то в нём внезапно перевернулось, заставив иначе осмысливать ситуацию. Его органы, израненные тобой, до сих пор болели. И только сердце, которое не по чужой воли болезненно ударялось о грудь, намереваясь выпрыгнуть, оповещало о внезапно возникнувших чувствах. "(Твоё имя)..." - прошептал он у себя в голове, проводя языком по пересохшим губам, ненасытно пробуя на вкус чужое имя, которое теперь вызывало у него не прилив отвращения, а трепетную дрожь. Он помнил, как они сидели на крыше с Идерой, впервые заведя речь о твоей нашумевшей личности; тогда Хоогуро сказал, что слухи о твоей силе преувеличены и что какая-то малявка не сможет сравниться с Джейсоном, но теперь, кажется, эта "мелочь" оставила не только ушибы на его коже, но и в душе, имеющие положительные эффект.
- Она мне понравилась, Шосей! - уверенно заявил парень, окончательно убедившись в своих пробудившейся симпатии к твоему величественному, как у львицы, облику.
- Братан, она разнесёт тебя на куски, - меланхолично заметил Идера, обеспокоенно отнёссшийся к заявлению друга.
- И это меня в ней восхищает, - восторженно ответил Хоогуро, уже не испытывая никакого страха перед той, что заставляет полыхать его сердце и душу.

С того дня Хоогуро добровольно ступил на скользкую грань, за которой всё преобразилось и контроль куда-то поспешно улетучился, оставляя на месте только нездоровую тягу к твоей персоне. Ты будоражила и дразнила его, умело пользуясь своими женскими чарами, хотя особых усилий ты для этого не прилагала. Своей внутренней энергией тебе удалось лишить попавшего в сети бедолагу последних проблесков разума. Блондин видел, что тебе без надобности его новоявленные чувства, но всё равно делал по-своему, как недалёкое животное, раз за разом попадающееся на давно пройденных ошибках. Тыкать его в них, как непослушного котёнка, было бесполезно - парень открыл в себе сущность мазохиста, которая с трепетом любовалась на твою силу и с таким же одухотворяющим огнём в душе принимала увечья за свою проблематичность и настойчивость. Чем больше ты отталкивала его, тем слаще становился запах запретного плода.
- Сегодня она послала меня к чёрту и оторвала руку, - как-то поделился подробностями о встречи с тобой Хоогуро, приложив ладонь к ещё незажившей левой конечности. - До сих пор восстановится не могу. Она невероятна.
- Ты стал мазохистом, братан, - без удивления заметил Шосей, обречённо глядя на восторгающегося друга, чей взгляд был покрыт туманной пеленой; похоже, он действительно стал безумцем, которому уже поздно становиться на верный путь. - Пора бы тебя завязать с этим делом, она так от тебя живого места не оставит, - не сдавался Идера, надеясь вытащить товарища из этой опасной трясины.
- Не беспокойся, братан, у неё по-любому есть слабое место, как и у всех девчонок. И я его найду, - самоуверенно заверил блондин, явственно представляя свою победу над твоей неприступностью.
- Сомневаюсь, - покачал головой мускулистый и рослый парень, не находя в энтузиазме напарника ничего хорошего.
Но Хоогуро уже не слушал товарища; он навострил уши на посторонний шум, доносившийся с другой крыши - прекрасный слух гуля мог уловить любые колебания на расстоянии, что только легло на руку влюблённому парню. Когда Идера обернулся, след его напарника уже давно простыл; худоватый блондин, несясь со скоростью ветра, огибал развалины многоэтажек, с полубезумной улыбкой узнавая твой фимиам. Впрочем, когда он позвал на крышу Шосея, он заранее знал, что ваша встреча обязательно состоится в подобном месте, ведь ты зачастую уединялась на вышине, чтобы расслабиться или заняться поеданием человеческой плоти. Хоогуро знал о тебе почти всё со времени своей первой неудачной слежки, где ты, заметив притаившегося гуля, отбросила его на несколько добрых метров: где ты часто бываешь, каких жертв предпочитаешь, что тебя злит, что радует.
Хоогуро останавливается там, где уже виднеется твой сгорбленный силуэт: ты принялась за трапезу и, чавкая, алчно вытягивала из бездыханного тела жертвы последние капли крови. Блондин ступал тихой и ровной поступью, стараясь не обозначать раньше времени своё присутствие, но ты уже успела понять, кто стоит за твоей спиной. Изящно прогнувшись, точно гибкая кошка, ты тряхнула головой, убирая кончики влажных волос, похожих на кровавые сосульки, назад и, расправив плечи, поднялась с колен. При виде этой незатейливой, но возбуждающей картине тело Хоогуро вспыхнуло. Пожалуй, он был даже не против оказаться на месте того несчастного человека, попавшего в твои руки, если бы ему удалось в таком случае подольше смотреть на твой образ. Он впал в зависимость от обеззоруживающей привлекательности твоей персоны и шёл на поводу у своих ощущений, как какой-то влюблённый малолетний дурак.
- Ты классная, - желая сделать тебе хоть какой-нибудь комплимент, на автомате выдал молодой человек, подступив ещё на несколько шагов ближе к тебе.
Ты выпрямилась, нехотя повернув к нему голову, и окинула парня недовольным взглядом, намекая данным жестом, что ему лучше не подходить слишком близко к клетке с голодным тигром. Хоогуро послушно замер, всё ещё не отрывая от тебя пристального взора.
- Это ты мне так приятного аппетита пожелал? - сардонически усмехнулась ты, вскинув брови, кинув ещё один намёк о том, что твоя трапеза испортилась благодаря его вниманию. - Спасибо. И как-то не вовремя ты меня нахваливаешь - я тут вся в крови.
- Ну, тебе всё идёт, у тебя симпатичное личико, - продолжал говорить какие-то сентиментальные глупости гуль, вызывая у тебя лишь кривые смешки и желание поскорее избавиться от его слишком частого общества.
- Ты вечность что ли будешь ходить за мной? Я хочу побыть одна. Я люблю одиночество. Впрочем, ты должен был понять это ещё с нашей первой встречи, но, видимо, некоторые личности настолько недалёкие, что не понимают и таких простых вещей, - демонстративно фыркнула ты.
Хоогуро не прекращал задаваться вопросом, почему от тебя исходит такая явная энергетика закрытости. Казалось, ты, даже идя с кем-то намеренно на контакт, всегда оставляешь часть себя в изоляции. В тебе присутствовала какая-то неразрешимая загадка, ответ на которую ему хотелось непременно найти, получив достойную награду за свои труды - просто так Хоогуро бы никогда ничего не сделал; им руководит либо жажда денег, либо жажда получить собственное удовольствие.
- Не знаю, почему ты от всех скрываешься, но тебя по-любому надолго не хватит. У живых существ в инстинктах заложена потребность быть с кем-то. Есть даже такие животные, которые умирают от одиночества, но я уже забыл, кто из них такой хиленький, - задумчиво протянул твой собеседник, лишь на миг отведя взгляд, чтобы напрячь память.
- Но я не животное, - безучастно парировала ты, всё больше теряя интерес к разговору. - Я вполне спокойно обхожусь без общества других гулей. С самой собой хорошо. От других только сплошные беды.
Блондин, прокручивая твои слова, на минуту задумался. Внезапно им овладела одна рискованная идея, которая вела напрямую к рыскрытию твоей истинной натуры. "Кто не рискует - тот не пьёт, так же там говорилось?" - размышлял на ходу Хоогуро, подталкивая себя к решительным действиям. Пара шагов с серьёзным видом приводит его катастрофически близко к твоей персоне. Ты поднимаешь глаза на чрезвычайно высокого для тебя парня, сверля его недоумённо-отталкив­ающим взглядом, но тот остаётся неподвижным. Первое время гуль просто внимательно всматривается в черты твоего лица, чувствуя, как лёгким не хватает кислорода. А затем, справляясь с благоговейным оцепенением, начинает:
- Девушки всегда ведут себя так проблемно, чтобы за ними побегали. А ещё они нуждаются в заботе, - делает первый шаг к цели блондин, замечая, как ты начинаешь дрожать от пробежавшегося по твоей коже прохладного ветра.
Хоогуро развязывает на шее шарф и бережно накидывает тебе его на оголённые плечи. Там, где его ладони мимолётно коснулись обнажённой кожи, начинает странно гореть. Застыв на месте, ты ошеломлённо хлопаешь ресницами, глядя на него, как на самоубийцу, а сама путаешься в мыслях: огреть его прямо сейчас кагуне или посмотреть, чем он дальше удивит твою персону. И шарф был чертовски тёплым: он согревал, как тесные объятья, был мягким, как подушка, в него хотелось закутаться с головой и в нём же уснуть. Ты помотала головой, отгоняя от себя дурацкие мысли.
- Тебе не стоит так ломаться, (Твоё имя). Уж я-то знаю, что все девчонки жаждут внимания красивых парней. Просто некоторые не говорят об этом и строят из себя недотрог, чтобы набить себе цену. А я уже достаточно давно бегаю за тобой, чтобы ты ответила мне взаимностью.
Твоё дыхание перехватывает от накатившего возмущения. Перестаешь выпускать и впускать в лёгкие воздух. Просто стоишь, как вкопанная, и неотрывно пялишься на невозмутимого Хоогуро, который был убеждён в своей правоте. Его зашкаливающая самоуверенность привела тебя в гнев. Ты не такая, как он думает, это ошибочное мнение, и с его стороны было оскорбительно соотносить тебя с типичными женскими особями. Направляешь на него мрачный взгляд, полный негодования, и привстаёшь на цыпочки для полной угрозы:
- Хватит нести всякую чушь! Я не такая, как другие бабы, которые были у тебя, не нужно меня класть с ними в один ящик! Подкатывай к какой-нибудь идиотке, которая поведётся на эти дешёвки - мне не нужны в жизни мужчины и вообще кто-либо другой. Я привыкла быть одна, это тебе ясно?!
Срываешься на несдержанный крик, тяжело пыхтя и сжимая до побеления костяшек кулаки. Нет, ты точно не такая, как те дурочки, зависимые от этой сопливой любви! Пусть даже не мечтает. Приравнивать тебя к ним было фатальной ошибкой. И жжение в груди, которое ты сейчас испытывала от того, что он подступил настолько, что ты могла чувствовать его тёплое дыхание рядом с собой, это всего лишь внезапные домогания. Стоит дать себе отпуск, чтобы заняться самолечением после таких индивидумов, от которых нервы звенят натянутыми струнами.
- Все девочки слабые и своими криками призывают парней утешить их, - с какой-то безмятежной улыбкой поясняет Хоогуро, заставляя кипеть тебя ещё сильнее.
Но ты не успеваешь приструнить его, когда его лицо начинает неумолимо приближаться к твоему. Хоогуро поймал себя на том, что беззастенчиво пялится на твои испачканные губы. Они преследовали его как наваждение. Всё твердило о том, что ему пора отвергнуть предостережения Шосея и сделать то, что он задумал. Ты обратилась в каменное изваяние и не могла пошевелиться. Почему-то кислород снова перестал поступать в грудную клетку. Да что это с тобой происходило?! Уместно было оттолкнуть его, но ты лишь продолжала безмолвно следить за тем, как его приоткрывшиеся уста тянулись к твоим, а руки, захватившие собственный шарф, заставили тебя потянуться навстречу к нему.
Ты испуганно зажмурила глаза, словно тебя сейчас начнут пытать, и ощутила сначала невесомое прикосновение к своим губам. Хоогуро провёл влажным языком по верхней губе, без алчности слизывая чужую кровь, очищая тебя от лишней грязи. Ты затряслась, ноги подкосились, а веки сомкнулись ещё крепче, как железная дверь. Будто боясь спугнуть тебя, блондин действовал крайне осторожно и неторопливо, позволяя тебе свыкнуться с новыми ощущениями. Он то и дело приоткрывал глаза, наблюдая за твоим застывшим выражением лица, и без {censored} мягко и нежно касался губами твоих губ, как неопытный подросток, впервые опробовавший поцелуй. Он бы с радостью впился в них со всей неистовостью, но твоя ясно выделяющаяся робость тормозила его порывистость. Он ограничивался лишь лёгкими соприкосновениями: то выпячивал губы к нижней стороне, то поднимался к верхней, слегка захватывая кожу в рот и тут же быстро отпуская.
По твоему телу гулко прокатился жар. Ты не понимала, что с тобой творится, но всё это походило на проклятие. Тебе казалось, что твой разум захватили, притупив истинные реакции. Настоящая ты уже бы давно дала отпор наглецу, а нынешняя, смущённая и до безобразия беззощитная, что хочется вырвать от самой себя, просто нелепо бездействует и позволяет какому-то нахалу вытворять с тобой всё, что вздумается его извращённой душе. Попытка уклониться полностью растворилась в восхитительном ощущении полёта, и только бешено заколотившийся пульс в висках от того, как Хоогуро, осмелив, пытался настойчиво проникнуть языком сквозь твои плотно стиснутые в одну ровную линию губы, подтвердил, что происходящее реально и с этим нужно что-то сделать.
Негодование вскипело и вырвалось наружу, сметая остальные чувства и эмоции. Звонкая пощёчину разрезала накалившийся воздух оглушительным хлопком. Твоя ладоно оставила ярко-красный след на щеке опешившего блондина. Он сделал вынужденный шаг назад, хлопая глазами, как потерянный ребёнок, которого внезапно настигла серьёзная кара за несущественную проделку. Выпрямившись и чопорно поправив одежду, ты окинула его презрительным взглядом.
- Не смей больше прикасаться ко мне! Я не разрешала!
Оглушённая и рассеянная, торопишься покинуть своего собеседника, который перевернул весь твой мир, и возвращаешь напоследок его шарф небрежным броском. Хоогуро ловит его на лету и, не спеша надевать обратно, смотрит завороженно тебе в след, держа ладонь на горящей, как от ожога, щеке.
- Чёртов Хоогуро! - уже на бегу выругнулась ты, ударяя на эмоциях кулаком стену, не обращая внимания на разбитые костяшки. - Как... как он вообще посмел?! В следующий раз сломаю ему не руки, а всего его!
Кидаешь проклятия на его белёсую голову, а сама от безысходности прислоняешься лбом к стене одного из кирпичных домов, пытаясь разобраться в своих чувствах.
И почему-то желание вырвать все его конечности, как ненужные сорняки, всё больше отходит на второй план...

­­


Шосей Идера: он искренне сочувствует своему товарищу, который превратился в фанатичного мазохиста, и не оставляет безрезультатных попыток отговорить его от затеи соблазнить твою личность. Не лезет в ваши отношения, несмотря на беспокойство за друга, ибо понимает, что попытка заговорить с тобой об этом закончится его потрёпанным состоянием, поэтому оказывает лишь моральную поддержку друга, изредка прося сдаться. К тебе же он старается не подходить, словно ты являешься опасным пушечным ядром, ибо первой и последней битвы с твоей персоной было достаточно для того, чтобы Идера начал ценить своё существование. Вместе с естественным страхом испытывает к тебе безграничное уважение и зачастую осуждает Мизу, которая нелестно отзывается о тебе. Пожалуй, к нему ты даже относишься лояльно, расценивая его, как наиболее сообразительного подчинённого, который не лезет к тебе на рожон в отличие от упрямого Хоогуро. Если бы ты оставила образ отшельника позади, то вы бы нашли общий язык: он не скажет тебе лишних фраз, будет внимать каждому твоему слову и осуществит любой твой приказ, даже самый незначительный.

Наки: с данной личностью у вас крепкие брато-сестринские отношения, однако подобный исход ваших отношений изначально не числился в списке твоих планов. Наки сам наградил тебя официальным званием "Божественная сестра", когда ты, устав от его бесконечного нытья по Ямори, утешила молодого человека, сказав, что братан на небе утонет в его слезах, если тот не прекратит бессвязно рыдать. С тех пор, как он впервые вцепился в тебя руками и ногами, несколько раз переспрашивая, правда ли всё это, лидер Белых Костюмов пропитался к тебе безграничной привязанностью. Часто не по своей воли ты оказываешься на каком-нибудь небоскрёбе, где Наки с энтузиазмом заставляет тебя пускать бумажные послания Якумо на тот Свет, благодаря чему ты мысленно обвиняешь себя в том, что рассказала об этом приёме. Ты являешься для него авторитетом, поэтому, если он в чём-то сомневается, всегда советуется сначала с тобой, а уже потом обговаривает твой план со своими подчинёнными. К твоему несчастью, каждая его истерика также должна быть утихомирена именно твоей личностью, потому что, по его словам, никто не умеет так хорошо успокаивать его, как ты. Пожалуй, благодаря этому сентиментальному гулю, который любит прижиматься к тебе и хныкать на твоём плече, ты начала пропитываться каким-то слабыми чувствами.
- Божественная сестра, обрати внимание на Хоогуро, иначе он мне весь мозг сожрёт! - стал частенько подбегать к тебе с такой просьбой Наки, ибо его подчинённый не нашёл ничего лучше, кроме как просить на {censored} помощи, учитывая ваши близкие отношения. Польщённый обладатель коукаку, гордо задравший подбородок, с радостью взял дело в свои руки. - Нормальный же чувак! И одевается модняво! И ухожёр из него неплохой! Кстати, а почему говорят "ухОжёр"? Он что, уши тебе ест? - чешет затылок Наки, а ты по привычке объясняешь ему значение слов, плавно переводя ненавистную тему.

Миза Кусакари: женщина уважает тебя, как способного гуля, но своё мнение о тебе, как о личности, она не разделяет с уважением. А всё потому, что Миза совершенно не понимает тебя. Будучи более чувствительной и эмоциональной личностью, она не разделяет твоих взглядов на жизнь, которые свидетельствуют о бессмысленной жажде крови и отсутствия привязанности к кому-либо. Она привыкла жаловать на жизнь своим коллегам и успокаиваться, получая их поддержку, поэтому категорически не понимает, как ты обходишься без друзей. Она даже не знает, как о тебе думать: как о сильной и независимой личности или как о бесчувственном и одиноком человеке, которому можно только сострадать. Но гораздо больше её удивляет тот факт, что ты притягиваешь к себе внимание многих молодых людей, в том числе и Белых Костюмов, лидер которой ей небезразличен. Ревностно относится к твоему общению с Наки, не понимая, что он в тебе нашёл. Считает, что тот испытывает к тебе симпатию, хотя на деле он всего лишь привязан к тебе, как к Ямори, о чём позже ей объяснили Шосей и Хоогуро, что немного успокоило Мизу. Однако она не оставила попыток выразить своё мнение о тебе, с изумлением спрашивая у Белых Костюмов, что им в тебе нравится.
- Она сильная, независимая, умеет руководить другими и вселять в них уверенность. И, несмотря на свою жестокость, она может быть мягкой по отношению к другим. Именно она утешила братана Наки, когда погиб Ямори, и она разняла меня с этим мачо, отделав нас за пару с